Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

18/11/2016
ТАЙНЫ РУМБОЛОВСКОЙ ГОРЫ

    1 баллов

Шестого ноября в Доме культуры города Всеволожска состоялось второе заседание Всеволожского историко-краеведческого объединения «Русское наследие», на котором были заслушаны доклады А.А. Дмитриева «Тайны Румболовской горы», Л.Е. Однобоковой «Шестая рота, мы помним вас», И.Н. Гуреевой-Дорошенко «Подведение итогов Года Николая Гумилёва во Всеволожске». После докладов состоялась презентация книг всеволожского поэта Н.Л. Воздвиженского «Путь волшебства», «Беспокойный завет», «Путь поэта», «Страна Астралия».

Доклад Людмилы Однобоковой был посвящён подвигу шестой роты 104 Псковского парашютно-десантного полка, который стал легендой. Бой 90 десантников против 2 500 чеченских боевиков, который состоялся 1 марта 2000 года и длился 12 часов, сейчас изучают в военных училищах и вузах как в России, так и за рубежом. Горстка десантников ценой своей жизни сумела остановить полчище боевиков, которые должны были совершить очередной крупный теракт. Невозможно сейчас подсчитать, сколько жизней спасли наши десантники. Людмила Однобокова обратила внимание, что среди героев шестой роты было 11 человек из Ленинградской области и 4 – из Санкт-Петербурга. Это – наши земляки, наши современники, которым сейчас было бы по 40 лет. У каждого из этих ребят – за плечами интересная история. В городе Сертолово проживал один из самых ярких героев боя на высоте 776,0 – командир разведвзвода, лейтенант Дмитрий Кожемякин. Недавно в Сертолово появилась улица Героя России Дмитрия Кожемякина. Жители Ленинградской области могут гордиться Дмитрием и его товарищами. Сейчас перед нами стоит задача – о ребятах, совершивших подвиг вместе с шестой ротой, больше рассказывать в школах и учебных заведениях области, так как эти имена уже прочно вошли в современную историю.

Подводя итоги Года Николая Гумилёва во Всеволожске Ирина Гуреева-Дорошенко отметила, что имя Николая Степановича, его биография, творчество, стали предметом краеведения нашего города и его неотъемлемой культурной и духовной частью. Накопленный за 25 лет участниками общественных организаций «Мемориал поэта Николая Гумилёва во Всеволожске» и «Всеволожское историко-краеведческое объединение «Русское наследие» материал стал приобретать научное значение и в этом году был востребован музеем-квартирой Льва Николаевича Гумилёва, известным российским писателем Владимиром Полушиным, руководителем секции по литературному наследию Н.С. Гумилёва Союза писателей Российской Федерации.

Об инициативах этих общественных организаций стало известно во многих городах России: Москве, Кисловодске, Калининграде, Бежецке, Твери, Туле, а также в таких странах, как США, Франция, Германия, Канада. С краеведами этих городов и стран установлена творческая связь. Целый год шёл обмен информацией, публикациями, книгами, брошюрами. Благодаря этой деятельности, город Всеволожск стал известен в России и за рубежом не только как город, в котором производят автомобили «форд», но и как город, в котором возникла и окрепла традиция – чтить память выдающегося поэта Серебряного века, изучая и популяризируя его творчество.

В этом году мы отметили несколько юбилейных дат Николая Степановича Гумилёва: 130 лет со дня его рождения, 95 лет со дня его казни, 25 лет со дня его реабилитации (30 сентября 1991 коллегия Верховного суда РФ отменила постановление президиума Петроградской губернской Чрезвычайной комиссии от 24 августа 1921 года в отношении Николая Степановича Гумилева «за отсутствием состава преступления») и 25 лет со дня основания Народного мемориала поэтам Серебряного века во Всеволожске на берегу реки Лубьи.

Общественные организации «Мемориал поэта Николая Гумилёва во Всеволожске» и ВИКО «Русское наследие» объявило 2016 год Годом Николая Степановича Гумилёва, подготовив при поддержке главы МО «Город Всеволожск» А.А. Плыгун, администрации города Всеволожска десять мероприятий, посвящённых юбилейным датам поэта. Известный историк Г.Н. Матюшин в своем труде «Историческое краеведение» отмечает, что преемственность в культуре народа сохраняется лишь тогда, когда социоэкономические, социокультурные и экологические знания передаются из поколения в поколение, закрепляясь на определенной территории. По истечении 25 лет мы можем констатировать тот факт, что во Всеволожске возникла и укрепилась литературно-поэтическая и в последние годы – музыкальная традиция, ставшая неотъемлемой частью культуры нашего города. Это яркий пример того, как городское сообщество может создавать, хранить и приумножать культурные традиции своего города и района.

Особый интерес у участников заседания вызвал доклад краеведа Александра Алексеевича Дмитриева «Тайны Румболовской горы» о здании «Красного замка» или «Шведского замка», находящегося у подножия горы, и частично о древностях самой горы. После заседания наш корреспондент побеседовал с автором доклада.

- Александр Алексеевич, ваш доклад вызвал большой интерес у участников второго заседания Всеволожского историко-краеведческого объединения «Русское наследие». После заседания многие остались, чтобы с вами пообщаться, высказать свою точку зрения. Почему вы стали заниматься этой темой?

- Изучением древней истории и археологических памятников я плотно занимаюсь два десятилетия. Основным направлением моих исследований является изучение древних археологических памятников в каменно-земляном исполнении, ещё до христианского периода. Архитектурная археология – направление сравнительно новое. Занимаются ею известные и маститые археологи и историки. Так уж вышло, что мне довелось в своё время исследовать интересующее здание уже как профессиональному строителю. Накопленный мной опыт по сбору материалов о древних памятниках помог мне охарактеризовать здание с точки зрения исследователя. Подготавливая доклад, я старался опираться на факты, приводимые в Переписной окладной книге Водской пятины 1500 года, на энциклопедические данные и на отдельные находки. К примеру, на Румболовcкой горе я нашёл плинфу – кирпич квадратной формы, из которого делали постройки в древней Руси. Именно из такой плинфы построен собор Святой Софии в Киеве в первой половине 11 века. Этот кирпич найден у основания свода, так называемого погреба, который находится на вершине горы, рядом с усадебным домом Всеволожских. Но мы знаем, что погреба на горах никогда не строились. Погреб, или ледник, возводился, как правило, на глубине и имел двойную конструкцию стен, с заполнением на летний период льдом. В нашем случае мы видим огромную арку в кирпичном исполнении, укреплённую с двух сторон мощными фундаментами. Чуть в стороне, на откосе расположена горизонтальная круглая площадка. В нижней части горы просматривается начало въездной дороги по склону холма к этой площадке и узкий перешеек подъезда к арке. В нижней части дороги находится закладной камень с планом, как я считаю, самой горы. Подъездная дорога к арке в ходе перепланировок территории за столетие оказалась засыпанной. Но в древности арка выполняла роль въездных ворот в крепость с надстроенной надвратной церковью. На основании изложенного можно сделать вывод, что в древности эта гора активно застраивалась русскими зодчими из Псковской и Новгородской республик. Активные работы по застройке Румболовской горы, включая постройки оборонно-защитного значения, можно отнести к 12-13 векам, после неоднократного нападения и разорения этих мест шведами. Карелы, как могли, им противостояли вместе с дружинами объединённых русских княжеств. Вполне естественно, что на Карельском перешейке находились новгородские княжеские дружины, которые осуществляли охрану порубежья и располагались на основных водных и сухопутных путях. Это легко просматривается в Переписной окладной книге Водской пятины Великого Новгорода, когда деревни, находящиеся по нынешней дороге, проходящей через полигон, начиная с Токсово и включая Рябово, были отданы своеземцам из крепости Карела и крепости Орешек, которые сидели здесь со своей «братьею». Что можно понять, как с точки зрения сбора дружин из крепостей Орешек и Корела –  рати включали и монашествующую братию одноименных монастырей. Известно, что монахи всегда были и воинами. В качестве примера можно привести известных монахов-воинов героев Куликовской битвы – Александра Пересвета и Родиона Ослябя, причисленных к лику святых. В любом случае это говорит о явной заинтересованности на государственном уровне древним Рябово. В интересах государства было и сохранение тайн о месте нахождения дозорных, засадных и мест дислокации дружин. Можно сделать вывод, что древнее Рябово являлось одним из центрообразующих мест в Келтушском погосте и здесь существовали соответствующие постройки для проживания дружин и проведения религиозных обрядов монахами. 

– Вы хотите сказать, что «Красный замок» не имеет никакого отношения к шведам?

– Предполагаю, что это постройка более раннего периода. Основанием этого вывода является план первого этажа так называемого Красного замка с крестообразными сводами. Он сравним с древними русскими постройками, которые можно отнести к планировке церквей 11-12 веков, крестообразных в плане. Часть первого этажа со стороны горы, вероятно, находится под землёй, что можно подтвердить отсутствием за прошедшее столетие просадочных явлений тяжёлого крыльца со стороны брусчатой проезжей части. Оно просто разваливается по сторонам от воздействия внешних атмосферных явлений. Опорой ему служат фундаменты глубокого заложения либо стены подземелья. А рядом находятся провалы в земле, которые пытаются постоянно заваливать землей, но безуспешно. В плачевном состоянии находится и вход в подземелье, который заваливается. Работавшие здесь спелеологи предлагали мне спуститься в подземелья и говорили, что там есть столы и скамейки, вырезанные в стенах из плотного песчаники. Ходы длинные. Я отказался спускаться туда. Об этом можно, конечно, сожалеть. А было это весной 2001 года.

 Вероятно, весомую лепту в переустройство и возведение этого здания внесли черниговские князья Мышецкие рода Рюриковичей, которым были отданы земли Келтушского погоста Иваном III Великим в конце 15 века. Этот вывод сделан на основании сравнения планов построек древней Руси религиозного направления, в частности, города Чернигова, откуда и приехали князья братья Мышецкие: Семен, Иван, Федор и Александр. Мышецкие – русский княжеский род, по летописным сведениям происходивший из рода черниговского князя Михаила Всеволодовича. Предком их являлся тарусский князь Юрий Михайлович, давший своему сыну волость Мышагу. 

За основу перепланировки нижних этажей здания был ими взят план первых этажей Спасо-Преображенского собора, построенного в родном для князей Мышецких Чернигове в первой половине 11 века. Необходимость возведения этого здания практически вплотную к горе связана с какими-то объективными факторами. В частности, всем известно, что в Румболовской горе находятся пещеры, которые, безусловно, возводились в очень глубокой древности. Это место являлось одним из центров паломничества верующих ещё времён язычества, о котором, кстати, мы ничего не знаем. Но если известно, что Русь варяжская, состоящая на службе у Игоря Древнего, уже молилась по христианским обычаям «в церкви святого Ильи над ручаем в Киеве» в первой половине 10 века, то вполне можно предположить, что и здесь находилось подобного рода культовое сооружение, из которого можно было попасть в подземелье. А существующие в Румболовской горе пещеры явились аналогом для устройства Варяжских пещер в Киево-Печерской лавре. Князья Мышецкие, учитывая религиозную направленность местного населения, создали все условия для сохранения этого древнего, уже археологического памятника. За основу и была взята архитектурная планировка нижних этажей черниговского Спасо-Преображенского собора. Это легко определяется по планам этих зданий. 

– С моей точки зрения, это сенсационное заявление!

– Может быть. На мой взгляд, учитывая быстрое разрушение этого памятника, необходимо срочно принять меры по его консервации и охране, провести комплексное археологическое обследование. По всей видимости, мы имеем дело с уникальным объектом времён древней Руси, который необходимо сохранить, привести в порядок и поставить на учёт в ЮНЕСКО, а потом открыть этот историко-археологический комплекс для массового посещения туристами. 

Пресс-служба Всеволожского историко-краеведческого объединения «Русское наследие»