Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

27/11/2013
ПРОЩАНИЕ НА МОСТУ

    0 баллов

От Выборга до Иматры – всего шестьдесят километров. В прежние времена, когда между городами не пролегала государственная граница, преодолеть это расстояние можно было не больше чем за час. Но тогда, в июне 1944 года, когда молодая Эйла отправилась из Иматры в Выборг к своему возлюбленному, путь оказался долгим и трудным: мосты были разрушены бомбежкой, приходилось перебираться по временным переправам...
ШРАМ НА СЕРДЦЕ
До Иматры доносился гул орудий: там, на Карельском перешейке, перешла в наступление Красная армия, она прорвала оборону и неумолимо, как лавина, приближалась к Выборгу. Однако немногие еще понимали, чем все это грозит и что будет дальше.
Как вспоминает сама Эйла, в тот день, 13 июня 1944 года, в Выборге светило яркое солнце. Хотя чувствовалась близость фронта, город не был пустым и безжизненным. И если бы не в гром пушек, то можно было подумать, что в Выборге все по¬старому: открыты магазины, рестораны, ходят трамваи. Действовала и железная дорога, хотя вокзал сильно бомбили. Эйла провожала своего возлюбленного – молодого лейтенанта Эйно Ивари Инкинена, который отправлялся разыскивать свою воинскую часть.«Прощание состоялось на привокзальном мосту, – вспоминает Эйла. – В этом прощании под гром пушек чувствовался конец. И никто еще не знал, что менее чем через неделю красный флаг будет развиваться над башней Выборгского замка».
Эйно Инкинен был адъютантом генерал­майора Эрнста Рубена Лагуса, командира бронетанковой дивизии, единственной в Финляндии, и волею судьбы он попал в самое пекло военных действий. Письмо, которое он написал Эйле 14 июня перед атакой, стало последним. На следующий день он погиб в жестоком бою под Куутерселькой...
«Все, что касается Эйно, для меня очень многое значит», – говорит и сегодня Эйла Иковялко. Но тогда, во время войны, несмотря ни на что, жизнь продолжалась. Эйла была еще очень молода: в 1944 году ей было всего девятнадцать лет. «В 1945 году на я познакомилась с Рейно Икявалко, – рассказывает Эйла. – В сентябре 1946 года мы поженились. Мы учились в одной школе, но не были знакомы, поскольку я училась в средних классах, а Рейно был уже в выпускном. Мы, таким образом, были учащейся супружеской парой, продолжавшей учиться пару лет вместе в Хельсинки – я на историко¬филологическом факультете, а Рейно – на юридическом. Рейно сдал экзамен по праву раньше и продолжил карьеру...»
Сегодня большая фотография Эйно Инкинена, погибшего в 1944¬м, – часть экспозиции частного дома¬музея ветеранов в г. Иматре, который принадлежит Эйле Икявалко. Музей посвящен памяти ветеранов «зимней войны» 1939¬1940 годов и Великой Отечественной войны. Создавал музей муж Эйлы Икявялко. Его отец, Юти Икявалко, был участником тех войн, а его мама Ольга Икявалко была членом женской организации «Лотта Свярд». Сам дом, где находится музей, тоже хранит память о событиях тех лет. Здание было построено в 1925 году по проекту архитектора Уно Уллберга, хорошо знакомого по постройкам в Выборге: он был автором музея изобразительных искусств и губернского архива. Первым владельцем дома в Иматре был доктор Хеикки Пипониус. На фреске в одной из комнат изображена его семья. Юноша в синей форме летчика, запечатленный на ней, погиб за два дня до окончания «зимней войны». Во время войны, когда Иматру бомбили, осколок угодил в дом Пипониуса, пролетел сквозь окно и попал прямо во фреску. Оставшийся шрам до сих пор напоминает о войне...
«ПАМЯТЬ НЕ ДОЛЖНА ПОМЕРКНУТЬ»
Удивительно, как пересекаются судьбы и события. Тогда, в июне 1944 года в Выборге, свой последний вечер вместе Эйла и Эйно провели в ресторане в Круглой башне на Рыночной площади. А сегодня в двух шагах от Круглой башни, на нынешней Прогонной улице, находится Военный музей Карельского перешейка, и одним из его самых важных экспонатов является трогательная отцовская эпитафия советскому лейтенанту¬танкисту Николаю Фатееву, который в те же июньские дни 1944 года погиб под той же Куутерсельской. Родом он был из Луганской области.
Война сеет смерть... Николай Фатеев и Эйно Инкинен не знали друг друга, но как бы то ни было, они отдали свои жизни на войне, и горю родных, не было предела...
У Эйлы Икавялко памятью о ее возлюбленном стали письма полевой почты. Их более трехсот, а еще – десяток открыток и несколько телеграмм...
А отец лейтенанта Николая Фатеева, Афанасий Титович Фатеев, записывал в те дни в своем дневнике: «Никакое время не высушит наши слезы, дни великой скорби никогда не прекратятся в этой жизни, память о нем никогда не изгладится. Все принадлежавшие ему предметы, как то: костюмы, писанные им тетради, письма, фотографии – будут почитаться нами как святыня, как реликвии и сохранятся в целости. Будем плакать над этими святынями, как над ним самим... Если бы кто знал, что мы переживаем, ибо такой скорби, я думаю, никто никогда не переживал и не будет переживать, так как никто еще так никого не любил, как мы его любили, с тех пор, как существует мир. Итак, что же мы теперь будем ожидать в нашей жизни? Только одного, ее прекращения, ибо мы уже не как живые люди, а как тени, мы уже не жильцы на этой планете, мы живые трупы. Единственное, что нас еще утешает (как верующих в загробную жизнь), что мы увидим своего Колю в потустороннем мире...»
После войны Афанасий Фатеев разыскал место гибели сына у Куутерселькя, изготовил и установил там эпитафию, при чтении которой и сегодня на глаза навертываются слезы. «Спи спокойно, мой милый сынок, ты честно отдал свою жизнь за Родину. Никто, нигде, никогда никого так не любил, как тебя любил я. В моем сердце ты никогда не умрешь. Прощай, мое бесценное сокровище, мое золото, моя радость. Жди меня. Твой папа».
А на шоссе из Цвелодубово в Рощино, недалеко от тех мест, где погибли и Николай Фатеев, и Эйно Инкинен, стоит еще один памятник. Надписи на нем – на русском и финском языках: «Kuuterselka 1944» и «Память не должна померкнуть».
«СЕРДЕЧНЕЙШИЕ ОТНОШЕНИЯ»
Память, действительно, хранится, причем по обе стороны границы. Для Эйлы Иковялко события Второй мировой войны на Карельском перешейке – часть семейной истории, память личная, прошедшая через самое сердце. Еще в 1939 году, во время «зимней войны», когда Эйле было пятнадцать лет, она пошла работать медсестрой в местный госпиталь. Вскоре привезли тяжелораненого пленного русского. На всю жизнь запомнила его слова: «Не бойся меня, финская девочка...»
Молодые историки, поисковики, создавшие Военный музей в Выборге, битву на Карельском перешейке никогда не видели. Но очень хорошо знают ее следы. Они настолько явственны, что кажется, металл еще горячий, а руины укреплений не поросли мхом, а только разлетелись в разные стороны от взрывов. И до сих пор не похоронены тысячи воинов, по сей день числящихся пропавшими без вести.
Между двумя музеями – не только шестьдесят километров расстояния и современная граница между Россией и Финляндией. В музее Эйлы Иковялко свои герои, в Выборгском музее – свои. И те, и другие сражались за родину. Одни – за страну Суоми, другие – за советскую Родину. Но и в том, и в другом музее рады гостям «с той стороны». Ведь то, что было тогда, – это часть нашей общей истории, и сегодня мы, помня и сожалея о былых военных конфликтах, извлекаем уроки прошлого и стараемся жить в мире и добрососедстве.
Эйла Иковялко, очень энергичная и бодрая для своих 88 лет (дай Бог ей здоровья и еще многих лет!), очень рада гостям из России, до которой от ее дома в Иматре всего­то несколько километров. «В двадцати километрах от Иматры есть могила 135 советских военнопленных, и чтобы узнать, как найти ее, осенью 2009 года мы отправились в этот музей: здесь­то ведь точно должны знать, – рассказывает председатель общественного совета музея¬заповедника «Ялкала» Михаил Алленов – частый гость Эйлы Иковялко. – Она не удивилась нашей просьбе и помогла найти это памятное место. Так завязалась наша дружба».
А еще Эйла очень тепло отзывается об учительнице из Первомайской школы В.И. Карабановой, занимающейся историей поселка и создавшей там краеведческий музей. «Я окрестила ее «Валентина из Кивеннапы», – говорит Эйла. – Она весьма очаровательная особа. У нас нет общего языка, но есть сердечнейшие отношения ».
Сергей ЕВГЕНЬЕВ
P.S. Благодарю за помощь в подготовке публикации Михаила Алленова, Сергея Загацкого, Баира Иринчеева, а также поисковиков из Луганской области Аллу и Александра Цирюкиных.